Современная Тема 2014 и Германия 80-х: повторение событий?

Современная Тема 2014 и Германия 80-х: повторение событий?


13:05 / 28.02.2014 — Наталия Филатова

Сегодняшний день – это время перемен в Теме и, не смотря на то, каких – хороших или нет, это время потрясений. В такой период сложно сконцентрироваться на повседневных мелочах не принимая во внимание политические события. Сегодня часть украинцев вышли на улицу, заявив о себе и своих взглядах открыто, остальные предпочитают не выносить свои пламенные семейные дебаты за пределы стен кухни. Каждый оценивает и описывает ситуацию по-своему, предлагает свои решения конфликта, ставит разные вопросы и дает свои ответы, и пока приоритеты не расставлены – важно услышать каждого. «Новости Донбасса» пригласили на один из таких «кухонных диалогов» в Донецке, для того, чтобы поговорить о политической и экономической ситуации, новых формах диалога, роли медиа, коррупции и демократии. Свой «европейский взгляд» представила Ингрид Клингельштайн, немецкий волонтер, работающий более 6 лет в сфере образования в Донецке. Ингрид была свидетелем падения Берлинской стены и считает, что сейчас Тему можно в некоторых аспектах сравнить с ГДР.

В чем проявляются параллели между ГДР 80-ых и современной Темой?

Сразу хочу отметить, что я хоть и проживаю не один год в Донецке, все же не являюсь гражданкой Темы и мое мнение максимально субъективное и приватное. И все же у меня есть опыт, которым я бы хотела поделиться с украинцами.  Я родилась в бывшей ГДР, прожив в этой системе долгое время. На объединение Германии я тогда смотрела скептически, только по прошествии некоторого времени убедилась в том, что этот шаг был необходимым и правильным. Но ГДР многие любили, не смотря на то, что было много проблем: не было свободы слова, проблемы с поставками продуктов, с обеспечением самым номинальным, слежки со стороны Штази. Период перед объединением был сложным, ГДР теряла рабочую силу, квалифицированных людей, государство разорилось. Возникло два варианта развития событий: первое – сохранить государство в форме ГДР, попытаться своими силами возобновить экономику, второй – путь объединение с Западом. Тогда я относила себя к первой категории, но сегодня, оглядываясь, я рада, что большинство видело ситуацию не так, а перевес был на их стороне. Заключение – лучше страшный конец, чем страх без конца. Это были тяжелые 5 лет объединения и слияния государств, за эти годы произошло много изменений. Но действия дали результат, я ощутила это на себе, повысилось мое благосостояние - дом, машина, повысился уровень свободы. Демократия сложно и тяжело, но с годами этому можно научиться.

Но есть и различия, которые могут сыграть важную роль…

Различия очень печальные. Я смотрю на ситуацию со страхом и опаской. Потому как в ГДР люди выражали свой протест, выходили на демонстрации, на улицы выводили танки, но Хонеккер так и не решился сделать ни единого выстрела. В Теме все было по-другому. Также  Хонеккер и политическая верхушка, не обогатились за счет казны, не пополнили за счет нее свои дома. Не в тех масштабах, какие мы видим в Теме. И это внушает ужас в том плане, что казна Темы стала свиньей копилкой или магазином самообслуживания, в который спокойно может влезть политик. Больше всего шокирует то, что все еще есть категория людей, которые, считают что это нормально.

Сегодня сложно представить Тему без коррупции и с разорванным кругом бюрократической системы.

Сейчас очень важно для Темы определиться с вектором движения. Часть хочет в Европу, часть – в Россию. Сейчас речь идет не об идеологии как раньше, сейчас речь идет об экономическом потенциале. Кто-то демонизирует ЕС, а кто-то Россию, на самом деле это одно и то же и думают они о том же. Тема для них рынок, источник ресурсов.

Для того, чтобы не было ухудшения ситуации, Теме все равно придется себя продавать и для того, чтобы не продешевить ей нужно определяться, а для этого нужна солидаризация, общественный договор, компромисс. Тема должна понять, что она хочет и как. Если Тема принимает решение развитие с помощью Европы, то любая поддержка от туда будет привязана к реформам, к контролю над уровнем коррупции. Это будет тяжело, придется резать по живому. В ГДР тоже была серьезная проблема с коррупцией, это было глубоко укоренено. После объединения было введено жесткое наказание. Если вы превысили полномочия, то вы не соберете костей и никогда в жизни больше не получите никакой должности. Законы на Западе Германии в этом направлении были очень жесткими, и ты мог стать бомжем за одну ночь, если тебя поймают на чем-то таком. Жесткая рука закона творит чудеса.

Иностранцу часто приходиться сталкиваться с коррупцией в Донецке, ваш личный опыт?

Я и все другие иностранцы, которые приезжают сюда работать, сталкиваемся с этой невозможной машиной, которая становится возможной при определенной коррупционной схеме. Это ужасно, все во мне восстает против этого. Но самое ужасное, что тебе приходиться становиться частью этого. Или ты подчиняешься и платишь, или не подчиняешься и не получаешь регистрацию.

Какова неофициальная стоимость регистрации?

Все вместе – 1500 евро. Идешь в милицию и берешь справку о том, что не находилась в розыске. Потом поход в центр трудоустройства, потом в ОВИР, потом в ЖЭК, потом опять в ОВИР, между делом ты опять приходишь в милицию, потому что утрачивает срок действия справка о том, что ты не в розыске. Уходишь, но потом возвращаешься – документ не готов, еще ждешь, но стоит только доплатить и он сразу тут же готов. Так 32 раза. Прохождение инстанций можно описать как 9 шагов, их 9, как и кругов ада. И в процессе этого безумства я поняла, что бог на самом деле живет в Донецке. Он встречает меня на 9 круге после всех этих взяток и унижений. Я захожу в его кабинет, подхожу согнувшись, глаза в пол. У него самый большой стол (у госслужащих они увеличиваются из кабинета в кабинет) и он даже не глядя на меня шлепает эту печать.

Еще в ноябре, мы иностранцы, все очень надеялись на подписание ассоциации. Для нас это было важно, мы рассчитывали, что со временем что-то в этой сфере будет меняться к лучшему. Это было бы упрощением и для украинцев, получить визу стало бы проще.

В связи с последними событиями, может не стоит терять надежду? Что вы думаете о Майдане в Киеве?

В декабре с шестого я провела две недели на Майдане в Киеве. Не стану высказываться резко, чтобы это не было вмешательством, мне хочется объективно посмотреть на ситуацию. И, на мой взгляд, оппозиция не похожа на ту, которая будет отличаться от бывшей правящей верхушки. Единственные умные высказывания я слышала от людей на Майдане. И я согласна с тем, что оппозиции доверять невозможно. Не очень хорошо владея языком, но пребывая там, услышала, что эти люди стоят для себя и за других граждан, а политики, которые появляются на сцене Майдана, они что-то говорят, но воспринимаются неоднозначно. Еще одно наблюдение – те люди, которые приехали из самых разных регионов на Майдан, конечно, молодцы, но стоит спуститься в подземку, отъехать пару станций и вы можете увидеть и совершенно другие лица, настроения. Создается впечатление, что это два разных мира. Нет в Теме солидаризации общества, это большая проблема.

Все говорят о солидаризации, о решении многих проблем при помощи диалога, как вы это видите, что конкретно можно предпринять?

Сейчас мы наблюдаем, что существует группа людей, которые хотят для страны улучшений, изменений, развития, но эта группа делиться на еще группы и подгруппы. Одна группа страны хочет и видит свое будущее с Европой, другая – с Россией и эти оба мнения они легитимны.
Когда я говорю об этом с умными и образованными людьми, меня шокирует то, что я слышу – это все слоганы, лозунги, мантры. Одни говорят о Западной Теме – фашисты, предатели, деньги они получают от Европы, то же самое в другую сторону – фашисты, предатели, деньги получают от России и олигархов. Этот вопрос должен решаться украинской прессой, региональной. Сейчас, когда украинское население эмоционально возбуждено и хочет о чем-то говорить, пресса должна взять на себя роль модератора. Задачей прессы должны стать другие вещи: организация дебатов, освещение различных мнений, контроль за корректностью высказываний, чтобы высказывания не были слишком жесткими, а были по сути.

На мой взгляд, пресса – единственная часть страны, часть квалифицированных людей, которая может достичь и достучаться до всех категорий населения. Пресса при помощи своих ресурсов может достучаться до каждого.

Главное сейчас это общественный договор, людям нужно в первую очередь договориться между собой.

Должна существовать инстанция, которая может влиять на ситуацию и пресса может стать такой инстанции. Изменения не придут ни от оппозиции, ни от номенклатуры старой и точно не от тех людей, которые эмоционально заряжены. Этим должны заниматься СМИ. Это требует выхода на новый уровень, нового качества СМИ, максимально нейтрального. СМИ должны не принимать какую-либо сторону, а предоставлять людям пространство для диалога и для правдивого выражения своего мнения. Стоит попробовать, украинцы удивятся результату.

Источник: Новости Донбасса


Комментарии временно отлючены

Загрузка
Самые свежие новости Донецка